Иноагентов превращают в пустой знак - ПРОЖЕКТОР МОСКВЫ

*Администрация сайта не несет ответственности за публикации авторов

Наш телеграм канал @projectorpress Наш фейсбук

Иноагентов превращают в пустой знак

24 Окт от Анна Смирнова

Иноагентов превращают в пустой знак

В своем Фейсбуке писатель Борис Акунин написал по какой причине с афиш сайта РАМТ (Российского Молодежного Академического Театра), где идут четыре его спектакля, вдруг исчезло имя «Борис Акунин». Т.е названия пьес остались, но вместо автора пустота. Накануне Акунину позвонил художественный руководитель театра и, очень волнуясь, сказал, что Минкультуры требует убрать его имя. Акунин также написал, что он осуждает театры, которые вынуждены приноравливаться к густеющему государственному безумию. И что заниматься культурой в сегодняшней России – дело трудное, вроде плавания в серной кислоте.

 

Кстати, имя Бориса Акунина исчезло не только с афиш РАМТ, но и петербургского Александринского театра. При этом, видите как, постановки из репертуара не убрали. В Минкульте заявили, что деятели культуры, которые в это непростое время покинули страну и отказались от России, абсолютно логично покидают и наши учреждения, и их афиши. Министерство подчеркнуло, что запрос на это идет якобы от общества. Причем, на этом Минкульт не остановился, руководство Московского дома также получил ценные указания на то, чтобы запретить своим сотрудникам ставить на видное место книги оппозиционно настроенных авторов и побыстрее распродать эти книги со скидкой. Всего их 15 человек — включая Екатерину Шульман, Дмитрия Глуховского, Александра Невзорова, Михаила Зыгаря, Людмилы Улицкой и Бориса Акунина и т.д.

 

Александра Архипова, антрополог и фольклорист у себя в Телеграм-канале по случаю такого события написала, что в середине 1930-х годов, в разгар репрессий, создавалась удивительная практика вокруг сакральных имен (вождей) и опальных (врагов народа). Первые нельзя было упоминать в неправильном контексте, и даже в протоколе во вмногих случаях если цитировали анекдот со Сталиным, ставили прочерк. Враги же народа вычеркивались из публичного контекста, заменялись на пустой знак. Лица вымарывались, имена вырезались. Для примера Архипова привела фото, на котором запечатлено издание Ленина 1937 года, где из составителей убран (вырезан) враг народа Каменев.

 

Прошло время и практики стали возвращаться, не тотально, но они уже рядом. Вот в 2015 году портреты Путина и Медведева «заблерили» (размазали изображение) во время обыска в офисе губернатора Коми (вождь не должен быть в одном пространстве с ворами), вот в 2021 году популярную шутку про не-выдачу ковидных компенсаций («Путин заходит в бар и говорит – всем по пиву! за счет заведения!») транслируют на Первом канале как шутку про Силуанова. Т.е имя Путина исчезает из анекдота, его заменяют на Силуанова. Одновременно возвращается и нейтрализация имени врага народа. Мы все знаем про «берлинского пациента» (про то, как возникло табуирование имени Навального), а вот сейчас имя Бориса Акунина исчезло с афиш, превративший в пустой знак. То что книги целого ряда иноагентов перестают показывать в Московском доме книги – это тоже пустой знак.

 

Ну, что, вот мы уже видим воблу, теперь – пустой знак. А ещё у нас есть практика с нарицательными словами, стыдливо заменяемыми эвфемизмами: «хлопок» вместо взрыва, «отрицательное наступление» вместо отступления и пр. Дальше будет треша намного больше. Но при всём этом тактически власти выигрывают. И совсем другое дело, что стратегически, эта тактика ведёт к полному краху. Так исторически сложилось. Но это уже совсем другая история…

Добавить комментарий