Экономическая и политическая диктатура крепчает - ПРОЖЕКТОР МОСКВЫ

*Администрация сайта не несет ответственности за публикации авторов

Наш телеграм канал @projectorpress Наш фейсбук

Экономическая и политическая диктатура крепчает

28 Июл от Peter Pravdin

Экономическая и политическая диктатура крепчает

8 июня 2021 года Никулинский районный суд Москвы удовлетворил иск об обращении в доход государства 100% долей в ООО «Феникс», владельца всей инфраструктуры порта «Бронка» под Петербургом. Собственники порта, уже заявили, что будут подавать апелляцию. Возможно, решение Никулинского суда – лишь первый акт многоходовой комбинации по переделу сфер влияния в Петербурге, которая по своему масштабу и превосходит нашумевшие захваты из «лихих 90-ых».

Громким процесс стал не только по «предмету» интереса Генпрокуратуры, но и по фамилиям ответчиков. Владельцы «Бронки», семьи отставных генералов ФСБ и ФСО Николая Негодова и Евгения Мурова. Это весьма известные в Петербурге люди. Например, Николай Негодов, как пишет Forbes, начинал с Владимиром Путиным еще в ленинградском КГБ, а Евгений Муров возглавлял Службу охраны президента в 2000-2016 годах. То есть это личности, которых, в современных политических реалиях, без веских причин не принято трогать.

Формально, если быть до конца корректными, Генпрокуратура в заявлении об обеспечении иска изначально хотела ареста имущества длинного списка компаний, так или иначе входящих бизнес-империю “Бронка Групп” (здесь и завод “Измерон”, и “Единый центр документов”, и ресторанная группа, и много чего еще), на общую сумму 33 млрд рублей.  Происхождение цифры в 33 млрд в Генпрокуратуре, судя по размещенным на «Фонтанке» документам, подсчитали так: в период с 2008 по 2014 годы ФГУП «Атэкс» ФСО России заключило не менее 23 госконтрактов с компаниями «Балтстрой», «Стройкомплект», «Стройфасад» – бенефициаром которых являлся ныне ликвидированный холдинг “Форум». По этим контрактам, предполагавшим выполнение строительно-реставрационных работ в президентских и правительственных объектах (Горки-9, Ново-Огарево, Бочаров ручей и т.д.), структуры “Форума” получили не менее 33 млрд. рублей. Эта цифра как раз и указана в иске Генпрокуратуры к нынешнему владельцу порта «Бронка» – ООО «Феникс».

Кому выгоден иск о фактической национализации одного из самых технологичных контейнерных терминалов Петербурга? И почему этот иск появился именно сейчас? При ответах на эти вопросы в СМИ упоминается несколько фамилий, и первая из них – это бывший генеральный директор того же «Форума» Дмитрий Михальченко. Человек, которого ранее некоторые называли “губернатором 24 часа”, ныне, уже более пяти лет, находится под стражей. Как сообщает издание, его задержали в марте 2016 года по делу о контрабанде элитного алкоголя, затем к нему добавилась статья 210 УК «Организация преступного сообщества» и хищение в особо крупных размерах.

После своего ареста Михальченко примерно за 3 млрд. руб. продал долю в компании — операторе порта Негодову и семье Муровых. Суд решил, что сделка была фиктивной и в действительности бизнесмену никто ничего не заплатил. При этом его целью был не поиск поддержки у высокопоставленных силовиков, а сокрытие активов от возможного ареста.

Параллельно с иском Генпрокуратуры к ООО «Феникс» в Петербурге развивается вторая история – о выводе портовых мощностей из исторического центра города. В начале апреля этого года стало известно о письме совладельца “Трансмашхолдинга” Андрея Бокарева президенту РФ Владимиру Путину с предложением очистить от порта выход Петербурга к морю. Как пишет РБК, на освободившихся 600 га предприниматель предлагает построить элитное жилье и коммерческие объекты в количестве 4,8 млн, кв. м. По мнению Бокарева, выиграть от этого должны все: за счет оптимизации логистики нынешние резиденты территории смогут увеличить выручку со 130 млрд до 1,5 трлн рублей в год, налоговые отчисления в бюджеты различных уровней вырастут до 84 млрд рублей, а город получит свыше 11,5 тысяч рабочих мест.

Но если и переносить портовые мощности из центра Петербурга, то куда? Вариантов, по большому счету, два. Первый – Усть-Луга, второй по грузообороту порт России после Новороссийска (103 млн т) и первый по пропускной способности (190 млн т). Но, во-первых, он расположен достаточно далеко от Петербурга – примерно в 160 км, что значительно увеличивает расходы на логистику товаров и неизбежно скажется на их конечной цене для потребителей. Во-вторых, Усть-Луга “специализируется” на таких грузах, как уголь, насыпные грузы, нефтепродукты. Для приема десятков тысяч контейнеров, накатных, генеральных грузов и т.д., которые в основном как раз и идут через питерский порт, потребуется строительство внушительной инфраструктуры и, как следствие, многомиллиардные инвестиции. Около 20% от объема перевозок всех российских внешнеэкономических грузов проходит через международные автомобильные пункты пропуска на границе с Финляндией в Ленинградской области, а также через многофункциональный морской перегрузочный комплекс «Бронка» и порты Усть-Луга, Приморск, Выборг и Высоцк.

Не случайно Президент Владимир Путин 26 июля 2021 года на совещании по транспортной инфраструктуре Петербурга и Ленобласти предложил: «Нужно подумать о том, чтобы создать новое, более удалённое кольцо от города, автомобильный обход города Санкт-Петербурга по аналогии с Центральной кольцевой дорогой, которую мы недавно открыли в Подмосковье. Думаю, что для такой крупной агломерации, как и Петербург и Ленинградская область, это будет, безусловно, востребовано».

Второй вариант переноса – это именно «Бронка», которая специализируется на контейнерах, генеральных (товары в ящиках, бочках и в других упаковках) и накатных (автомобильная и сельскохозяйственная техника) грузах. Порт начал операционную деятельность в декабре 2015 года и буквально за несколько лет стал самым современным контейнерным терминалом в Северо-Западном регионе. Порт активно вкладывает в развитие – например, только в «Бронке» функционируют два мощнейших на сегодняшний день мобильных крана LHM-800, способных в паре поднимать груз до 500 тонн – в России такой возможности пока нет больше ни у кого.

«Бронка» находится на окраине Петербурга (в Ломоносовском районе) и является единственным глубоководным портом города, способным принимать суда длиной до 340 метров, шириной до 50 метров и осадкой до 13 метров. Согласно программе своего развития, к 2025 году «Бронка» сможет переваливать до 25 млн. тонн грузов. Плюс у «Бронки», если судить по данным сайта компании, есть совместные с РЖД планы по строительству рядом с портом одного из крупнейших на Северо-западе транспортно-логистических центров. Плюс рядом с «Бронкой» находятся сотни гектар свободной территории у моря, которая сможет спокойно вместить всех текущих резидентов порта в центре Петербурга.

А что будет, если «Бронка», несмотря на все апелляции текущих собственников, будет национализирован?

Держать на балансе такой дорогостоящий актив, как порт, с его сотнями взаимосвязанных бизнес-процессов государству как собственнику смысла нет: нет сомнений, что порт будет максимально оперативно приватизирован. Как обычно проводится в России приватизация – пояснять, не надо, и вряд ли кто-то удивится, если максимум за 10-15% от рыночной стоимости порт перейдет «стратегическому инвестору», который и запустит процесс перевода порта Петербурга в «Бронку», еще и используя для этого государственные средства. То есть, по сути, за счет Фонда национального благосостояния РФ, средства которого размещены на депозитах в «ВЭБе». Дело ведь, как говорится, богоугодное: Россия сейчас все активнее конкурирует с балтийскими портами за контейнерный транзит между Китаем и ЕС. Новый порт в «Бронке» гарантированно станет центром проектной логистики Северо-запада, что полностью совпадает с интересами РФ и создает перспективы для всех отечественных стивидоров.

Что касается земли, которая освободится в Петербурге после вывода порта из его исторического центра, то она будет практически золотой: по оценкам руководителя отдела рынков капитала и инвестиций в недвижимость компании Алексея Федорова, как пишет «РБК», потенциальная стоимость земель, которые сейчас занимает «Большой порт Санкт-Петербург» в городе, доходит до 150 млрд рублей.

Исходя из вышесказанного, создается впечатление, что перед нами – активно разыгрываемая комбинация, на кону которой даже не миллиарды, а триллионы рублей. Когда на кону стоят такие деньги, можно даже пойти против семейных кланов Муровых и Негодовых с их возможностью выхода на первое лицо государства.

Вся эта история как раз и доказывает, что у нас в стране крепчает государственно-монополистический капитализм. *

*Государственномонополистический капитализм – сращивание буржуазного государства с монополиями, слияние воедино экономической и политической диктатуры монополий, непосредственное вмешательство государства в экономическую жизнь общества в интересах финансовой олигархии, подчинение государства магнатам финансового капитала, использование ими государственного аппарата в интересах обеспечения монопольных сверхприбылей и укрепления своего господства.

автор:Peter Pravdin

Добавить комментарий