В. С. Черномырдин: «Мы продолжаем делать то, что мы уже много наделали» - ПРОЖЕКТОР МОСКВЫ

*Администрация сайта не несет ответственности за публикации авторов

Наш телеграм канал @projectorpress Наш фейсбук

В. С. Черномырдин: «Мы продолжаем делать то, что мы уже много наделали»

22 Июл от Peter Pravdin

В. С. Черномырдин: «Мы продолжаем делать то, что мы уже много наделали»

В 2010 году в России началась реформа здравоохранения. Её назвали красиво женским именем, Оптимизация. Отвечала за неё Татьяна Голикова – бывший министр здравоохранения. Сейчас она занимает должность вице-премьера. И возглавляет оперативный штаб по борьбе с коронавирусом. Оптимизацию начала она, но в основном, реформа проходила уже при Веронике Скворцовой. Именно она руководила российским здравоохранением все эти годы. Её правда уже сняли с должности, но назначили на новую и очень ответственную – руководить ФМБА, одним из центральных системных учреждений России. То есть Федеральным медико-биологическим агентством.

В 2012-м, вернувшись в президентское кресло, Путин подписал “майские указы” – в одном из которых велел платить врачам больше.

Это привело к тому, что после выхода “майских указов” начались сокращения. Так, с 2013-го по конец 2019 года, по данным Росстата, младших медработников стало меньше в 2,5 раза – их количество сократилось с 687 тысяч человек до 265 тысяч; среднего персонала – почти на 10% – с почти 1,5 миллиона человек до 1,3 миллиона; а врачей – на 2,2% – с 578 тысяч человек до 565 тысяч. Отдельно стоит отметить врачей-инфекционистов, их по сравнению с началом медицинской реформы стало на 10% меньше, эпидемиологов – почти в полтора раза. Смертность от инфекций, напротив, выросла на десятую долю процента.

Но к сожалению годы оптимизации российского здравоохранения привели к полному провалу этой затеи. Именно так охарактеризовал ситуацию Владимир Путин. “Пациенты справедливо жалуются на плохие условия, очереди к врачам-специалистам и их нехватку. Медицинские работники, в свою очередь, недовольны уровнем заработной платы и высокой нагрузкой”, – сказал тогда он.

Трудно сказать, осталась ли медицина вообще в стране живой, но случилась панденмия, и поскольку окончательно убить медицину не успели, пришлось к ней обращаться за помощью. Оказалось, она ещё нужна стране и населению. Короче, встретили во всеоружии врага в расцвете оптимизации.

Однако, несмотря на признания провала в здравоохранении на высшем уровне, положение вещей не улучшается. Естественно, если азартно рушить то, что создавалось не тобой на протяжении десятков лет, то оживить «утопленника» вряд ли удастся. Все нужно создавать заново. Латанием дыр тут делу не поможешь.

Вот и в прошедшем году по сведениям Счетной палаты и Росстата объемы медицинской помощи оказываемой населению сократились на 25 процентов!

Счетная палата обнародовала свое заключение на отчет Фонда обязательного медицинского страхования, из которого следует, что президентский ориентир по росту зарплат для младшего медицинского персонала в 2020 году так и не был достигнут. Эксперты считают это крайне серьезным упущением. Объемы специализированной медпомощи снизились в условиях дневного и круглосуточного стационара на 16 и 25% соответственно. В дополнение к этому Росстат выяснил, что среднее время ожидания скорой помощи по сравнению с 2018 годом почти удвоилось, при этом увеличилась и доля граждан, которые обращались за помощью в поликлиники, но не смогли ее получить.

Плановый показатель по заработной плате работников категории «младший медицинский персонал» в прошлом году так и не был достигнут: имеется в виду доведение зарплат младшего персонала до среднего по региону уровня, цель нужно было достичь в 2018 году.

Директор научно-образовательного Центра социального развития РАНХиГС Любовь Храпылина отметила, что российское здравоохранение имеет множество проблем, которые накапливались и усиливались в течение многих лет.

Во-первых, это «физическая и моральная изношенность объектов здравоохранения, что требует строительства и капитального ремонта большого числа поликлиник, больниц, фельдшерско-акушерских пунктов».

Во-вторых, «устаревшее техническое обеспечение и в связи с этим необходимость модернизации оборудования, внедрения принципиально новой диагностической и лечебной медицинской техники, новых лекарственных препаратов».

В-третьих, это «кадровая политика, которая в нынешнем виде не приводит к эффективному повышению квалификации и компетенций персонала».

Действительно, реально получить медицинскую помощь больным с хроническими заболеваниями стало очень трудно. Ведь она в пандемию коронавируса официально в государственных учреждениях здравоохранения была резко сокращена. Люди (у кого есть средства) вынуждены были обращаться в частные организации и получать платные услуги. Медицинская помощь стала труднодоступной в связи с реформированием всей системы здравоохранения. Многие медицинские учреждения подверглись оптимизации: из более или менее маленьких учреждений вывели узкопрофильных врачей, специалистов в более крупные. Увеличилось время ожидания приема, стала необходимостью поездка либо в соседний район, либо город». Конечно, кризис начался не в период пандемии, а значительно раньше. И то, что в период пандемии понадобилась «переброска» врачей на борьбу с пандемией, самоизоляция, а вследствие этого у населения обострились хронические заболевания, поздно выявились новые, лишь усугубило уже имеющиеся проблемы.

А кто за это отвечать будет? Кто во всем виновен? М.Зурабов, Т. Голикова, В. Скворцова? А никто. У нас даже в должности повышают, или переводят на дипломатическую работу, или куда еще повыше, когда на своём посту не справился. Это понимать надо. Вдруг эти бесценные люди уедут за границу и устроятся там на работу, а нами кто руководить будет? Профессионалы что ли?

автор:Peter Pravdin

Добавить комментарий