Экспорт бензина может быть ограничен - ПРОЖЕКТОР МОСКВЫ

*Администрация сайта не несет ответственности за публикации авторов

Наш телеграм канал @projectorpress Наш фейсбук

Экспорт бензина может быть ограничен

17 Май от Peter Pravdin

Экспорт бензина может быть ограничен

       По данным “Ъ”, Белый дом готовится внести бензин в перечень товаров, экспорт которых может быть временно ограничен. Итак, судя по всему, власти начали правовую подготовку к запрету на вывоз бензина

Цены на горючее имеют мультипликативный эффект на ценообразование во всех сферах. Ведь, в случае подорожания горючего, все цены будут пересмотрены в сторону повышения. Особенно болезненным это станет для производителей сельскохозяйственной продукции, ведь впереди уборка урожая.

Наше Правительство напоминает команду пожарников, работающих в жаркое лето. Срочно и в ручном режиме ему приходится решать вопросы по стабилизации цен на продовольственные товары, теперь подошла очередь, кстати не в первый раз, очередь регулирования цены на горючее.

Никто из нас не может вспомнить за последние тридцать лет такого события, как снижение цен на бензин и другие энергоносители, добываемые в нашей стране, вне зависимости от колебания цен на мировом рынке. Бензин в России постоянно дорожает, кто в этом виноват?

Главное – чрезвычайно сильная зависимость российской экономики от нефти и цен на нее — это неоспоримый факт. К главной причине добавьте курс рубля, систему налогов, и так называемое бюджетное правило. Поэтому топливо в России может только дорожать. Вопрос лишь в том, насколько быстро.

Среди простых людей бытует мнение, что бензин в нефтедобывающей стране должен быть по умолчанию очень дешевым или вовсе бесплатным. Некоторые экономисты, опираясь на примеры Норвегии и США, ждут от цен на российских заправках четкого следования мировым котировкам. Но, от действительного положения вещей далеки обе позиции.

Чтобы понять, почему бензин в России последние 30 лет дорожает без оглядки на нефтяные цены и почти никогда не дешевеет вслед за ними, необходимо разобрать процессы ценообразования на нефть и нефтепродукты. Главные потребители нефти в стране — нефтеперерабатывающие заводы (НПЗ). Сырье они покупают через долгосрочные договоренности с добывающими компаниями; на бирже, где торгуются фьючерсные контракты (с фиксированной ценой и датой поставки в будущем); на специальных торговых площадках, где срок между сделкой и поставкой сокращен до двух рабочих дней. Цены по долгосрочным контрактам прописаны заранее на годы вперед, в остальных случаях определяются объемом спроса и предложения.

Посредниками выступают профессиональные трейдеры, доставляющие нефть от продавца к покупателю. Заводам они тоже помогают сбыть переработанное топливо — автозаправочным станциям, промышленным предприятиям, обслуживающим аэропорты компаниям.

При импорте все просто: завод покупает нефть на общемировых условиях, производит из нее бензин и перепродает в собственной стране. К закупочной стоимости добавляются затраты на транспортировку и переработку, желаемая прибыль, и в результате образуется конечная цена для покупателя — сети АЗС.

Но для НПЗ из добывающей страны порядок уже другой: закупать нефть приходится у «своих», а цена получается путем вычитания из международных котировок тех же транспортных и остальных сопутствующих расходов. В России дополнительно вычитается экспортная пошлина, которую государство взимает с продавцов за каждую тонну отправленной за границу нефти, но добавляется акциз, не взимаемый с вывозимых товаров.

Перед российскими нефтяниками стоит выбор: отправить добытую продукцию на экспорт или продать в родной стране. Компании исходят из того, что выгода в обоих случаях должна быть равной (то есть паритетной).

Именно здесь много перекосов. Главный связан с тем, что в стоимости бензина и другого горючего порядка 65 процентов это различные налоги.

В глобальном плане для того, чтобы на российском топливном рынке установилось здоровое ценообразование, предполагающее возможность снижения котировок, необходимы более глубокие системные перемены. Отечественной экономике нужно сократить слишком сильную зависимость от экспорта сырьевых ресурсов. Тогда изменения мировых цен не будут влиять на курс рубля, а значит, нетбэк * станет плавающим (и даже бюджетное правило не способно будет внести коррективы). Укрепление международной роли российской валюты послужит той же цели — при условии, что, хотя бы какая-то часть поставок за рубеж будет оплачиваться рублями.

Примером, к которому стоит присмотреться, может служить Норвегия. Государство с населением пять миллионов человек имеет развитую и диверсифицированную экономику: помимо нефти и газа, экспортирует оружие, сельскохозяйственную продукцию, зарабатывает на туризме. Колебания цен на ресурсы не приводят к резким перепадам курса национальной валюты — кроны. К тому же нефтегазовые доходы бюджета не зависят от налогов. Они поступают в казну напрямую в качестве платы за пользование принадлежащими государству месторождениями и трубопроводами, что позволяет избежать постоянных изменений в налоговой политике властей и введения аналога российского демпфера.

Компенсирование низких цен, как правило, происходит двумя способами: повышением налогов или переводом всей нефтяной отрасли под полный контроль государства.

Позволить себе слишком низкие расценки на заправках могут добывающие страны с небольшим населением. Так они реализуют концепцию нефтяной ренты, делясь с жителями доходами от экспорта. Но, в полноценной рыночной экономике бесплатные либо слишком дешевые ресурсы невозможны — ведь каждая компания должна преследовать коммерческий интерес.

Вывод один, и он простой по форме: в экономике страны должны действовать продуманные, сбалансированные, хорошо просчитанные взаимозависимости между налогами, курсом рубля, соотношением экспорта и внутреннего потребления. Сложно?

А кто сказал, что рыночная экономика проста? Все требует мастерства в работе с ней. Это же не социализм. Да и в то время, проблем с планированием было выше крыши. Рассказывают, что, когда Госплан СССР находился в том здании, где сейчас Государственная Дума, его руководитель Байбаков Николай Константинович, по профессии инженер-нефтяник, после долгих заседаний по подготовке очередного пятилетнего плана, поздно вечером вышел на улицу, тогда носившую имя Карла Маркса (теперь Охотный ряд) и произнес: «Удивительно, освещение есть, машины ездят. Странно, а ведь такого не должно быть». Шутка ли это была или, вообще таких слов он не произносил, сейчас не важно.

Куда важнее наладить работу нашего Правительства как органа, знающего толк в своем деле, имеющего мощные профессиональные компетенции, стоящего на охране интересов страны и его народа, а не пытающегося подстроиться под политические хотелки сегодняшнего дня. В этом случае, нам всем и Правительству будет жить легче.

* Нетбэк — выручка от реализации нефти за вычетом налогов, расходов на транспортировку и реализацию.

автор:Peter Pravdin

Добавить комментарий