Беседа с депутатом Мосгордумы Александром Соловьёвым о его поправке в ФЗ «Об ответственном обращении с животными» - ПРОЖЕКТОР МОСКВЫ

*Администрация сайта не несет ответственности за публикации авторов

Наш телеграм канал @projectorpress Наш фейсбук

Беседа с депутатом Мосгордумы Александром Соловьёвым о его поправке в ФЗ «Об ответственном обращении с животными»

23 Ноя от Спецкор "Прожектора Москвы" Анастасия Прохорова

Беседа с депутатом Мосгордумы Александром Соловьёвым о его поправке в ФЗ «Об ответственном обращении с животными»

Корреспондент: Александр Сергеевич, добрый день! В октябре Вы сообщили, что готовите пакет поправок в №498-ФЗ «Об ответственном обращении с животными». На какой стадии находится законопроект?

Соловьев: Законопроект внесен в Московскую Городскую Думу, прошел все необходимые согласования, в том числе с гражданско-правовым управлением, с аппаратом мэра. Все нужные заключения получены. Теперь стоит  вопрос о постановке в план работы Думы для того, чтобы его рассмотреть. Скорее всего, рассмотрение пройдет после того, как мы рассмотрим проект закона о бюджете города Москвы во всех чтениях.

Корреспондент: По какой причине Вы стали заниматься разработкой данного законопроекта?

Соловьев: В первую очередь, к нам поступило масса обращений. Мы общались с заявителями, с ветеринарным сообществом по этому вопросу. Изучали все материалы, находящиеся в свободном доступе, в том числе и комментарии председателя комитета по экологии Государственной Думы по данному вопросу. Можно сказать, что заявка поступает от общества. Общество диктует эти условия.

Корреспондент: На базе каких исследований Вы решили ограничить или запретить онихэктомию? И проводились ли сами исследования?

Соловьев: Операция давным-давно изучена ветеринарным сообществом, в частности, крупнейшей в Москве академией Скрябина, выводы достаточно однозначные. Есть перечень немногочисленных показаний по которым эти операции проводить можно и других вариантов просто не может быть. Тем не менее, частные клиники вводят в заблуждение владельцев домашних питомцев, называя эту операцию не онихэктомия, как в медицинских справочниках, а операция «мягкие лапки», что в сознании многих владельцев порождает несколько другое представление о результатах данной операции. Для многих она выглядит как безобидная косметическая операция, а на самом деле, ветеринары признают, что по результатам данного вмешательства, животное получает увечье, что в последствие негативно сказывается на здоровье животного, на опорно-двигательной системе.

Корреспондент: Какие ещё хирургические операции домашних животных Вы считаете, что нужно запретить? Какие есть в Вашем законопроекте?

Соловьев: В нашем законопроекте мы хотим открыть перечень операций, которые нельзя проводить без строгих медицинских показаний, но, тем не менее, запретить предлагается только однозначные операции: онихэктомия и тандехтомия. По результату примерно одно и то же, только онихэктомия – это удаление третьей фаланги у кошек, а тендонэктомия – это  удаление сухожилия, которое отвечает за возможность выпуска когтей. Существует еще масса операций, которые можно было бы запретить без строгих медицинских показаний, в частности, в академии Скрябина мы обсуждали декорнуацию – удаление рогов у крупного рогатого скота, что тоже актуально. Однако сделать это на базе федерального закона не представляется возможным, поскольку пояснение к запрету должно быть более развернутое, то есть там есть некоторые нюансы по возрасту животного, по типу. Нашим законопроектом мы открываем возможность для федеральных и региональных  органов исполнительной власти создавать такие перечни, по которым те или иные операции проводить можно.

Корреспондент: Как будет реализовываться и  финансироваться законопроект в случае принятия?

Соловьев: Мы предлагаем новый механизм – возможность поощрения тех владельцев домашних животных, которые полностью соблюдают законодательство в этой области. Тем не менее, мы не навязываем такую форму. Мы не заставляем государство поощрять, просто открываем такую возможность. Что касается административной ответственности, то, во-первых, предложить сейчас определенные корректировки в федеральный КоАП РФ мы не можем по той простой причине, что ранее вместе с №498-ФЗ «Об ответственном обращении с животными» такой пакет предлагался и был отклонен. Во-вторых, насколько мне известно, некоторые поправки туда все же внесены, и проходят в Государственной Думе стадию экспертизы. После того как проект поправок выйдет из экспертизы и войдет в федеральный кодекс об административных правонарушениях, можно уже будет добавить в него те позиции, которые будут касаться администрирования непосредственно этих запретов.

Корреспондент: На Ваш взгляд, какие ещё меры необходимы для нормативного регулирования гуманного обращения человека с животными?

Соловьев: Прежде всего, информирование, потому что мы видим, что как раз в коммерческих интересах информирование идет в обратном направлении, то есть владельцев животных вводят в заблуждение. Я считаю, что помимо административной ответственности и возможности поощрения, необходима еще широкая рекламная кампания, разъяснительная работа о том, что проведение таких операций наносит непоправимый вред домашним животным.

Корреспондент: Какая предусмотрена ответственность за нарушение запрета по онихэктомии в случае его принятия?

Соловьев: В случае принятия нашего законопроекта, у нас прописаны только меры поощрения. Мы также указываем, что соответствующие поправки в КоАП РФ должны быть разработаны в течение трёх месяцев после принятия данного законопроекта. Предполагается, что к тому времени тот пакет поправок, который сейчас проходит экспертизу в Государственной Думе, её пройдет и будет принят. После этого можно будет посмотреть, есть ли там что-то подобное и использовать сразу под наше изменение, если нет, то соответственно, мы разработаем соответствующую поправку, которая будет предусматривать административную ответственность.

Корреспондент: Пользуетесь ли Вы поддержкой других регионов России?

Соловьев: Да, и мы и заявители направляли письма во все регионы России, в исполнительную власть, в заксобрания. Получили массу ответов. Однозначно против данных поправок никто не выступил. В основном нас поддерживают. Если взять крупные города, то помимо Москвы, негласно данная операция запрещена в Санкт-Петербурге и Туле. Остальные заксобрания принципиально поддерживают эту идею. Есть нейтральные ответы, что текст поправок возможно несколько избыточный. Однако мы обсуждали это все с юристами, и есть тезисы, на основании которых, это можно опровергнуть.

Корреспондент: Как Вы думаете, нужны ли службы, которые будут контролировать гуманное обращение с домашними животными? Как иначе отследить гуманное отношение к животным?

Соловьев: Да, безусловно, должны быть службы, которые будут это контролировать. Сейчас по частным ветеринарным клиникам мы не можем собрать статистику по количеству проведенных операций. Это очень плохой показатель, за этим, однозначно, нужен определенный контроль. Для реализации мер поощрения такой механизм необходим. Самое простое, что можно сделать, это следить имеются ли у владельцев, которые подают заявку в правительство Москвы на получение материального или нематериального поощрения, нарушения законодательства. Для того чтобы это сделать, сначала нужно усилить контроль.

Корреспондент: У Вас лично есть домашние животные?

Соловьев: Да, у меня 17 лет жила кошка, которая умерла от старости, и вот относительно недавно мы с женой завели собаку, и сейчас ей пошел второй год.

Корреспондент: Удачи Вам в Вашей работе!

Фото предоставил Александр Соловьёв

2 комментария

Добавить комментарий