Интервью с депутатом Мосгордумы Евгением Ступиным - ПРОЖЕКТОР МОСКВЫ

*Администрация сайта не несет ответственности за публикации авторов

Интервью с депутатом Мосгордумы Евгением Ступиным

9 Ноя от Спецкор "Прожектора Москвы" Анастасия Прохорова

Интервью с депутатом Мосгордумы Евгением Ступиным

Команда «Прожектора Москвы» взяла интервью у депутата Мосгордумы от фракции КПРФ Евгения Ступина. Поговорили о партии КПРФ, о борьбе за права жителей и трудностями, с которыми приходиться встречаться на пути.

Корреспондент: Евгений Викторович, добрый день! В 2015 году Вы переехали в Москву из Якутии и заняли должность заместителя главного судебного пристава по Московской области. Почему решили уйти в политику?

Ступин: Я разочаровался в госслужбе, в политике правящей партии «Единая Россия», поэтому оставил госслужбу, понял, что там системно изменить жизнь жителей к лучшему не получится, нужны другие пути. Сразу у меня не было понимания, как двигаться, поэтому начал заниматься общественной деятельностью.

Корреспондент: Помогает ли Вам Ваше юридическое прошлое и накопленный опыт в политической деятельности?

Ступин: Да, конечно. Тем более депутатская деятельность связана с законами очень сильно. Хоть я и специализировался на уголовном праве и на исполнительном производстве, в Мосгордуме круг вопросов несоизмеримо широк – это и образование, и  экология, и градостроительство, все подряд. Приходиться расширять компетенции.

Корреспондент: Как получилось, что Вы вступили в партию КПРФ?

Ступин: Из действующих партий, КПРФ в наибольшей степени отражает интересы трудящихся, также она способна бороться за эти интересы. Возможно, субъективная причина, но личная симпатия к Владимиру Ильичу Ленину, с которым я родился в один день – 22 апреля.

Корреспондент: Какое будущее видите у партии? Ведь уходит поколение, которое помнит советский союз.

Ступин: Дело не в советском союзе совершенно. Советский союз, как и любая модель, имела свои плюсы и свои минусы. Не надо ностальгировать о том, как было хорошо в советском союзе. Он ушел, и больше не вернется. Вопрос в другом. Нужно взять оттуда какие-то позитивные вещи, и идти вперед с учетом жизненных реалий. Например, плановое градостроительство. Сегодня мы видим уплотнительную застройку, вырубаются леса под дороги, парки и скверы уничтожаются под новые застройки. Градостроительного плана фактически нет. Год назад, на тот момент заммэра, Марат Хуснуллин публично гордился на заседании комиссии в Мосгордуме по экономической и социальной политике, что генеральный план Москвы он нарушает каждый день. Соответственно, без плана у вас вместо садика появится под домом башня, а вместо сквера торговый центр.

Корреспондент: Вы активно противодействовали незаконной застройке на Мичуринском проспекте 30Б. Скажите, пожалуйста, последовала ли какая-то реакция властей и стройкомпании “Ташир”?

Ступин: Екатерина Енгалычева более погружена в эту тему, так как это ее избирательный округ. Меня она попросила присоединиться к ней. Пару раз я выезжал на место. Однажды даже была применена физическая сила со стороны силовиков. Мы написали соответствующее заявление в полицию, к сожалению, уголовные дела возбуждены не были. Полиция покрывает застройщиков. Складывается ощущение, что стройка и коррупция в Москве это одно единое целое. На данный момент, жителям удалось отсрочить эту стройку на два года, но по факту она все равно идет. Силы, к сожалению, неравны. Помимо полиции, на стороне застройщиков ЧОП, который имеет право применить физическую силу и находиться там круглосуточно, а жители не могут находиться там постоянно, они не скоординированы, не подготовлены. Личными силами они вынуждены как-то противостоять под угрозой административной и уголовной ответственности. Застройщики, увы, чаще всего побеждают.

Корреспондент: Вы активно занимаетесь борьбой против Мусоросжигательного завода №4. К сожалению, суд отклонил Ваш очередной иск. Как Вы считаете, имеет ли отношение факт того, что завод принадлежит сыну бывшего генпрокурора Игорю Чайке? Будете ли Вы продолжать борьбу?

Ступин: Конечно, эта принадлежность влияет. Единственный суд, который встал на нашу сторону – Верховный суд, когда мы обжаловали прекращение дела. Сейчас мы вместе с активистами снова дошли до Верховного суда. Будем подавать жалобу. Ведь мы судимся уже два года. Сначала нам отказывали  в принятии иска, потом прекращали дело. Мы обжаловали это все в  аппеляции, в касации, во второй касации. По итогу, Верховный суд признал спустя два года, что все эти решения незаконны, но мы то дышим этим воздухом. Верховный суд вернул дело на рассмотрение, но нам снова отказывают. Несмотря на это, продолжать борьбу мы будем. Выбора нет, я обещал жителям.

Корреспондент: В ноябре 2019 года Вы с коллегой по партии Павлом Тарасовым побывали на станции Шиес. Вы поддерживали противников строительства мусорного полигона. Разворачивание полигона удалось остановить. Какая ситуация там сейчас?

Ступин: Судебное решение арбитражного суда Архангельской области обязал технопарк убрать все строения, которые были возведены, они признаны незаконными. В Администрации Президента мне удалось получить свидетельство, что проект закрыт. Замначальника контрольного управления пообещал это письменно. Заммэра Петр Бирюков так же официально подтвердил, что проект прекращен с учетом мнения населения. Они вынуждены были прислушаться к протестам людей, которые развернули целый лагерь с целью сохранения своей земли, своего дома. Там был негласный уговор с властью: «Да мы живем в нищете, но вы нас не трогайте». Проект Шиес нарушал эту договоренность. Хотя власти в принципе уже плевать на все договоренности, но народ это не принял.

Корреспондент: Вы постоянно выступаете на стороне жителей по вопросу строительства Юго-восточной хорды. Что сейчас происходит с данным объектом?

Ступин: Это округ Павла Тарасова, он тоже попросил приехать помочь. Тут жителям сложнее, так как в Москве сконцентрировано больше органов правопорядка. Их проще перекидывать с одной горячей точки на другую. Это первый момент. Второй момент – разобщенность жителей, это заслуга власти. Когда слишком много людей концентрируется в одном месте, они начинают ненавидеть друг друга. Уплотнительная застройка настраивает людей друг против друга. Не хватает парковочных мест, не хватает мест в детском саду, школах. В метро постоянная давка. Все это осложняет процесс объединения.

Корреспондент: Почему точечная застройка продолжается?

Ступин: Точечная застройка выгодна чиновникам. Есть предположение, что имеется коррупционная составляющая. За каждое выданное разрешение на строительство стоят большие деньги. Больше ста согласований необходимо, чтобы построить дом. Каждый дом это примерно миллиард. Стоимость взятки составляет треть – 300 млн с дома. Ведь это бешеные деньги, поэтому пусть жители потеснятся, а деньги уйдут в карман к чиновникам. 

Корреспондент: Вы также инициировали законопроект о снижении пенсионного возраста на уровне: 55 лет для женщин и 60 лет для мужчин. Проект был отклонен. Будете ли Вы продолжать работу над данным законопроектом?

Ступин: Возможно, просто при этом составе Мосгордумы и Госдумы, пенсионную реформу наврятли удастся отменить. Все оппозиционные и полуоппозиционные депутаты голосовали за отмену пенсионной реформы. Нам не хватило всего лишь нескольких голосов. Это я к тому, что надо ходить на выборы. Пара сотен голосов в Москве могли решить судьбу Мосгордумы, и сейчас совершенно иные законы бы принимались. Не было бы уже этой уплотнительной застройки.

Корреспондент: Есть ли смысл что-то вносить на рассмотрение оппозиционным депутатам, если все проекты заголосовываются большинством единороссов?

Ступин: Во-первых, мы показываем, что в парламенте есть альтернативная точка зрения. И если представителей альтернативной точки зрения избрать большинством в следующий раз, то законы будут другие. Во-вторых, этими законопроектами мы заставляем их оправдываться. Была ситуация, когда они повысили бюджет на сферы здравоохранения и образования. Внося проект бюджета, они говорили: «Бюджет гораздо более социальный, коммунисты молчите». То есть изначально в наиболее народные статьи, по которым мы будем их критиковать, они заложили побольше денег, лишь бы мы их не критиковали. Это неочевидно, они никогда в этом не признаются. Хотя на мой взгляд это нормально реагировать на конструктивную критику, но они считают это унизительным для себя.

Корреспондент: Есть ли еще какие-то позитивные изменения?

Ступин: В силу того, что я депутат, у меня есть возможность напрямую встречаться с руководством комитетов. Они могут откладывать встречи, но принимают во внимание мое мнение. Я встречался с руководителями департаментов капремонта и строительства, какие-то позитивные изменения удалось достичь. Например, в Некрасовке было благоустройство на миллиард. Миллиард, выкинутый впустую и приносящий вред. Уничтожались парковки, постоянная перекопка и переукладка бордюров – все это раздражало, естественно. Но нам хотя бы удалось добиться, чтобы итоговое количество парковок сохранилось, а не уменьшилось. Добились увеличения детских площадок, посадки деревьев. Конечно, это все не стоит миллиард. Уменьшить причиняемый вред это тоже позитивное изменение.

Корреспондент: 4 ноября Вы провели встречу с депутатом Госдумы Валерием Рашкиным, выступая против дистанционного образования. Почему Вы негативно относитесь к дистанционному формату?

Ступин: В прошлом году моя дочка училась на дистанционном формате. Сейчас она не попала под этот формат, так как учится во втором классе. Но не попала сейчас, попадет в другой. Допускать этого нельзя. Власть открыто говорит, что хочет внедрять дистанционное обучение. Голикова, которая «оптимизировала» медицину и признала провал реформы тоже говорит об этом. Тем не менее, ей доверили оптимизацию образования. Не у всех есть подходящие условия, несколько компьютеров. Дети не общаются со сверстниками, не ходят на физкультуру, развивается сколиоз и падает зрение. Какой спрос с шестиклассника? Он дома один, за ним никто не следит. 8 ноября в 12:00 у нас встреча с депутатом рядом с метро Преображенская площадь, улица Мироновская, дом 46. Я призываю всех родителей прийти, чтобы выразить свою точку зрения.

Корреспондент: В октябре 2019 года взломали Ваш вотсап и через статус сделали рассылку чернушной статьи, где указано, что Вы как адвокат проиграли 43 дела в суде и ни одного не выиграли. Как Вы думаете, кому это было нужно и зачем?

Ступин: Скорее всего, мэрия Москвы, потому что мы больше всего их критикуем или руководство Мосгордумы, которое также поддается критике за растраты бюджета. Например, ситуация с бутербродами. Куда ушли 2 млн 600 денег налогоплательщиков? Мало того, что это ненужная трата, так вы еще и это положили себе в карман.

Корреспондент: Будете ли Вы подавать в суд за клевету?

Ступин: Нет, они к этому и стремятся. Чтобы я утонул в этих судах и не смог депутатской работой заниматься и на жизнь себе зарабатывать. К тому же, на их негативные вбросы мои клиенты не реагируют. Адвокатская деятельность работает по принципу знакомства. Люди передают друг другу информацию о моей качественной и добросовестной работе.

Корреспондент: Будете ли Вы вносить правки в бюджет города Москвы, который на днях поступил в Мосгордуму от мэра?

Ступин: Конечно, будем вносить поправки. На собрании фракции распределим части, за которые каждый будет отвечать. Через неделю понимание уже будет.

Корреспондент: Какие инициативы и законопроекты Вы собираетесь вносить на заседании МГД в осеннюю и зимнюю сессию? На что будете делать упор?

Ступин: Будет два моих законопроекта. Один из них позволяет парковаться инвалидам бесплатно на любом парковочном месте. Второй законопроект, позволяющий штрафовать органам внутренних дел застройщика за шумовые работы во дворе. Даже если единороссовское большинство отклонит законопроекты, то все равно темы будут подняты в общественном пространстве.

Корреспондент: Совместно с депутатами оппозиционных фракций вы выступили против принуждения бюджетников к голосованию по обнулению сроков президента. При этом Вы высказывали неоднозначное отношение к поправкам в Конституцию. Что-то Вы поддержали, а что-то нет. Есть ли какие-то правки, которые Вы поддерживаете?

Ступин: Нет. Все поправки, которые были, внешне выглядят позитивно, но мы же понимаем, что они носят лишь декларативный характер. Например, запрет двойного гражданства. Вроде в Конституции запретили, а Крашенниников (Председатель Комитета по государственному строительству и законодательству – прим. ред) говорит, что депутатов не будут проверять. Старую Конституцию, какая бы она не была плохая или хорошая, надо было просто исполнять. А зачем новые декларации нужны? Я против.

Корреспондент: Есть ли какие-то общественные проекты или программы, которые Вы поддерживаете вне МГД?

Ступин: В первую очередь, экология. Мы проводим раздельный сбор мусора в Некрасовке, Косино-Ухтомском. Устраиваем эти акции в моем избирательном округе.

Корреспондент: Как Вы можете прокомментировать отравление Навального? Поддерживаете ли Вы его, как политического деятеля?

Ступин: Очень негативно отношусь к отравлению Навального, которого пытались убить при помощи боевого отравляющего вещества. К сожалению, у нас это преступление даже не зарегистрировано. Я поддерживаю некоторые аспекты его деятельности. Например, проект «Умное голосование» очень полезный. Его активность, направленную на  изобличение вороватых чиновников и коррупционеров, она тоже заслуживает поощрения. Есть моменты, которые у меня не вызывают симпатии. Например, нелестное высказывание о ветеране. Пусть даже ветеран хвалит новую Конституцию, но мы же понимаем, что дедушке 90 лет, сложно критически мыслить.

Корреспондент: Как Вы считаете, когда прекратятся преследования по политическим мотивам? Что Вы думаете о деле Шереметьева, Галяминой?

Ступин: Политические преследования будут, и они не остановятся. Это сегодняшняя реальность. С этим нельзя мириться, нужно поддерживать репрессированных людей. При этой власти, я думаю, общая политика не изменится. Сфабрикованные политические дела Шереметьева и Галяминой тому пример. Повод всегда найдут.

Корреспондент: Вы не боитесь, что к Вам могут что-то подобное применить?

Ступин: Боюсь, но выбора нет. Либо мы сопротивляемся, имея риск быть раздавленными, либо мы не сопротивляемся, и тогда нас чуть медленнее, но точно раздавят.

Корреспондент: Как Вы считаете, у местного самоуправления достаточно полномочий? Нуждается ли оно в реформировании?

Ступин: Конечно, нуждается. Мы анализировали прошлый московский бюджет, местный бюджет наполовину тратится на содержание управы муниципального округа и совета депутатов. При том, что реальных полномочий у Совета депутатов практически нет. Для чего эта декорация? Нормальным решением было бы ликвидировать управы и префектуры, а их полномочия передать Совету депутатов. Депутаты должны быть на зарплате, чтобы  не было закостенелых единороссов – директоров школ и главврачей, которые просто приходят поднять руку и все, а в Совете были настоящие активисты своего района.

Корреспондент: Вы осудили действия Лукашенко после президентских выборов (жесткие задержания мирно протестующих), а большинство ваших коллег по фракции наоборот поддержали. Почему так случилось? И как вы относитесь к текущей ситуации в Белоруссии?

Ступин: Коммунистическая партия – большая партия, поэтому различные точки зрения неизбежны. Моя позиция никак не изменилась. Лукашенко – диктатор, мало чем отличающийся от Путина. Почему если мы осуждаем обнуление Путина, его репрессивные меры, почему мы должны поддерживать репрессивные меры в Белоруссии? Лукашенко должен уйти, тем более, когда выходят сотни тысяч белорусов и требуют этого под пулями, гранатами, военной техникой. Людей довели до крайности.

Корреспондент: Какого депутата МГД считаете наиболее эффективным?

Ступин: Я бы выделил группу оппозиционных депутатов, которые принципиально голосуют и активничают у себя на районах – ряд депутатов от КПРФ, Тимонов, Круглов. Это те с кем я много общаюсь и работаю.

Корреспондент: Как Вы относитесь к принимаемым мерам по борьбе с короновирусом? Достаточна ли поддержка бизнеса и граждан со стороны государства во время коронавируса?

Ступин: Нет, конечно, нет никакой поддержки. Это все декларация и фикция. Желание сымитировать поддержку. 10000 рублей на детей этого недостаточно. Ну, прокормите вы детей, а себя? Нужно выплачивать на каждого хотя бы минимальный прожиточный минимум. Тем более у нас два огромных источников ФНБ и золотовалютные резервы.

Корреспондент: Что в работе депутата Вас вдохновляет?

Ступин: Позитивные отклики жителей и избирателей. Когда люди говорят, что не зря голосовали.

Корреспондент: Удачи Вам в Вашей работе на благо жителей Москвы!

Ссылка на сайт адвокатской деятельности Евгения: http://advokat-stupin.ru/

Фото из социальных сетей Евгения Ступина

Добавить комментарий