Интервью с депутатом Мосгордумы Михаилом Тимоновым - ПРОЖЕКТОР МОСКВЫ

*Администрация сайта не несет ответственности за публикации авторов

Наш телеграм канал @projectorpress Наш фейсбук

Интервью с депутатом Мосгордумы Михаилом Тимоновым

9 Ноя от Спецкор "Прожектора Москвы" Анастасия Прохорова

Интервью с депутатом Мосгордумы Михаилом Тимоновым

Команда «Прожектора Москвы» взяла интервью у депутата Мосгордумы от фракции “Справедливая Россия” Михаила Тимонова. Поговорили о политической деятельности Михаила до Мосгордумы, о различных инициативах, а также узнали мнение Михаила о политических преследованиях.

Корреспондент:    Михаил Леонидович, добрый день! Расскажите, что Вас подтолкнуло выдвигаться в Мосгордуму в 2014 году?

Тимонов: Ответственность и желание попробовать что-то новое. Я к тому времени был членом Координационного Совета проекта «Гражданин наблюдатель», членом Совета окружных координаторов и координатором общественного наблюдения в Восточном округе. Зимой 2012-13гг мы благополучно успели «завести» проверенных и опытных наблюдателей в участковые избирательные комиссии Москвы в качестве полноправных членов (с правом решающего голоса), что принципиально меняло ситуацию с возможностью защищать голоса москвичей. Как защищать выборы – опыт появился, было интересно воспользоваться этим опытом, и я решил попробовать пройти в Мосгордуму.

Корреспондент: А почему пошли в структуру наблюдателей?

Тимонов: Чтобы обеспечить проведение перемен мирным путем. Тут была длинная история. Еще в 1991 году я успел побывать на баррикадах. Возле Белого Дома мы отстояли свободную Россию. После этого наступил период конформизма, когда я занимался собой, и своими родными. При этом, потихоньку нарастало понимание, что общая ситуация не способствует нормальному развитию страны, а значит не способствует улучшению жизни моей семьи, но я считал, что один такой недовольный, а значит – ничего сделать нельзя. Наступил интересный 2011 год, c очень грязными выборами в Госдуму. Я всю ночь смотрел ролики с фальсификациями, вбросами, переписанными протоколами, и накапливающаяся злость требовала выхода. До   выносил с участка бюллетень, считая, будто это как-то мешает фальсификаторам, но и только. А тут – задело! И когда я наткнулся в интернете на информацию о митинге на Чистопрудном бульваре, то пошел туда. А придя –  увидел 10.000 человек. Это, между прочим, больше, чем было в партии большевиков в 1917. Я понял, что не один, что можно попробовать что-то сделать для исправления ситуации, и занялся новым для себя делом.

Каждый, когда хочет изменить ситуацию, решает для себя вопрос: “как”. Есть два пути – силовой и конституционный. Я понимал, что не хочу еще раз для России того, что было в 1991 году. Я помню свое ощущение, когда увидел на передовой  баррикаду, на которой почти в полном составе сидел выпускной класс. Помню, как мучительно решал: “куда деть ребят, если начнется”. Поэтому я последовательный сторонник мирного пути к переменам через выборы. А для этого необходимо обеспечить нормальные условия сменяемости власти. В первую очередь, это прозрачность и честность электоральных процедур.

В 2011 году было два наблюдательских проекта: «Росвыборы» и «Гражданин наблюдатель». «Гражданин наблюдатель» попался мне первым, туда я и подал заявку. Вскоре после собеседования и обучения мне предложили стать районным координатором Богородского района, и началось…

Корреспондент:    Как Вы думаете, почему в этот раз удалось выиграть выборы в МГД?

Тимонов: Объективные условия меняются. Действующая власть очень сильно помогает оппозиции своими действиями: экономика сжимается, уровень жизни падает. Я полагаю, что в дальнейшем представителям «Единой России» будет еще сложнее выигрывать выборы. На последних выборах они уже шли не под флагом «Единой России», а как самовыдвиженцы. Также система Алексея Навального «Умное голосование» помогает консолидируя протестный электорат и увеличивая протестную явку. Кстати, по тому же принципу мы голосовали еще в 2011 году. Для меня тогда это был шок: все члены правления небольшого коммерческого банка проголосовали за КПРФ просто сознавая, что власть должна меняться, чтобы быть ответственной, и следовательно – голосуя за вторую по популярности силу. Нынешние изменения электорального законодательства (дополнительные дни и электронное голосование), – попытка наших оппонентов нейтрализовать результат применения «Умного голосования». Мы знаем, что ранее принудительное контролируемое голосование (админресурс) на муниципальных выборах составляло до 5%, а на последних прошедших довыборах в Бабушкинском и в Марьино, админресурс составлял уже до 10%. Я думаю, на выборах федерального уровня удвоения не произойдет, но увеличение будет значительным.

Корреспондент: Почему Вы пошли от «Справедливой Росси»?

Тимонов: Как наблюдатель, я всегда был тесно связан с партией «Справедливая Россия». Когда формировались участковые избирательные комиссии в 2012-2013 годах, мы привели при поддержке партии в члены УИК много сильных наблюдетелей. В итоге на выборах в Мосгордуму в Восточной округе не прошел ни один единорос. Все прошедшие депутаты ВО – представители оппозиции. Восточный округ в Москве – первый округ, который еще зимой с 2012 на 2013 год получил коэффициент закрытия больше 1, то есть в среднем у нас больше одного нашего человека на одну участковую комиссию. Это важно, так как это работает.

Корреспондент:    Какие основные направления работы в МГД Вы считаете наиболее важными? Какие инициативы и законопроекты Вы собираетесь вносить на заседании МГД в осеннюю сессию? На что будете делать упор?

Тимонов: Все направления считаю важными! Я собираюсь внести девять проектов законов и шесть проектов постановлений. Возможно, их станет больше. Проекты касаются, например, изменения регламента Мосгордумы, который мы считаем совершенно неадекватным, об организации местного самоуправления, об ограничении высотности зданий в ходе реализации программы реновации и тп.

Корреспондент: С сентября по ноябрь 2019 года Вы возглавляли фракцию «Справедливая Россия» в Московской городской думе. Как так получилось, что Магомет Яндиев занял Ваше место? Также Вы собирались подать иск в суд из-за неправомерности избрания Яндиева. Какова судьба иска?

Тимонов: В 2019 году, во время принятия предложенного мэрией бюджета, я, единственный из руководителей фракций, проголосовал против. Сразу после заседания ко мне подошли коллеги по фракции и сообщили, что переизбирают меня, в нарушение всех норм и регламентов. Мой иск даже был не принят к рассмотрению. Несмотря на это, я ни на секунду не пожалел о своем голосовании.

Корреспондент: В мае Вы внесли на рассмотрение в МГД проект «Широкой амнистии», но его отклонили. Будете ли Вы продолжать работать в этом направлении?

Тимонов: К сожалению, пока ни один проект оппозиции не прошел в Мосгордуме. Мне это совершенно непонятно. Но я, как редактор этого проекта, решил, что лучше закинуть его с нескольких мест: направил коллегам в парламенты Петербурга, Пскова, Карелии, где он тоже, увы, не прошел. На данный момент проект передан депутату Госдумы Сергею Шаргунову. Будет ли он там рассмотрен, я не знаю. Возможно, возможность объявить амнистию у нас берегут для Президента. Однако, уже конец октября, а проект все еще не сделан, я уже и в этом начинаю сомневаться.

Корреспондент: Как Вы считаете, когда прекратятся преследования по политическим мотивам? Как с этим бороться в сложившихся реалиях?

Тимонов: Политические преследования прекратятся тогда, когда сменится политическая конъюнктура. С моей точки зрения, рост напряжения не нужен никому. Закручивать гайки на котле, под которым у тебя горит постоянно огонь уровня снижения развития экономики и жизни граждан, очень чревато. Я не понимаю, как люди с многомиллиардными интересами в России этого не осознают. В какой-то момент это приведет к очень большой нестабильности, что всегда плохо для крупных капиталов.

Корреспондент: Как вы считаете, может у них есть какая-то стратегия?

Тимонов: Очень хотелось бы верить, что есть какая-то стратегия, направленная на совершение изменений, которые уже назрели и начались, в конституционном поле. На самом деле, это главный вызов. Я нахожусь сейчас в Мосгордуме, в том числе для того, чтобы эти перемены, которые совершенно неизбежно предстоят России, прошли мирно, конституционно и без негативных моментов, которые уже имели в нашей истории, и мы можем наблюдать в других странах.

Корреспондент:    В интернете есть информация, что Вы были причастны к финансовым махинациям (банки «Адмиралтейский» и «Старый Кремль»), но официально никуда не привлекались. Считаете ли Вы, что это может послужить инструментом давления на Вас в будущем, как на оппозиционного депутата? Например, как получилось со сфабрикованным делом против Шереметьева о присвоении премии.

Тимонов: Этот вопрос не ко мне, а к тем, кто будет фабриковать. Что касается данной информации, то она уже использовалась, чтобы попытаться дискредитировать меня. Я специально взял справку о том, что я не то, что не был судим, а даже не привлекался никогда, и выложил ее в сеть. Это все полная выдумка от начала до конца. По делу Шерметьева, они использовали  донос, но, по-моему, лучше они бы этого не делали. В ходе процесса всплыло столько интересных подробностей, что это им уже не в плюс. Кроме прочего, мы сейчас завершаем работу по подготовке предложений по изменению статуса депутата и регламента, где идет речь о помощниках депутата. Вопросы, которые всплыли в ходе процесса, оставляют лакуны. Мы хотим это изменить, чтобы нельзя было вертеть законом, как дубиной. Закон должен быть однозначным, чтобы его можно было просто исполнять.

Корреспондент:    Что Вы думаете по поводу отравления Навального? Как относитесь к нему как к политическому деятелю?

Тимонов:  Я, несомненно, считаю его политическим деятелем, тем более, он входит в топ-5 по уровню доверия среди россиян. Навальный, де-факто, является лидером политической партии, ведь сеть его «штабов» – это, по сути, партия федерального масштаба. Когда произошло его отравление, мы с коллегами Кругловым и Ступиным написали заявление о преступлении в ФСБ. На что получили ответ, что ФСБ не может заниматься этим делом, поскольку доследственной проверкой занимается другое силовое ведомство. Тут дело не в том, кто как относится к Навальному, тут дело в том, что нельзя травить людей.

Корреспонеднт:    Вы выступали против «обнуления» сроков Путина, в том числе против принуждения бюджетников к голосованию по Конституции. Почему?

Тимонов: Для того, чтобы власть была ответственна перед нами, избирателями и налогоплательщиками, необходимо, чтобы лидеры и правящие партии регулярно и конкурентно менялись. Мирно и честно через всенародные выборы. Это моя некая стратегическая цель, к которой, я надеюсь, мы придем. В рамках этого, естественно, я не мог поддержать предложение по «обнулению».

Корреспондент: Вы состоите в Ассоциации независимых депутатов. Для чего? Как ассоциация помогает Вам в Вашей работе депутата Мосгордумы?

Тимонов: Я с учредительного съезда сотрудничаю с АНД, но вступил только неделю назад, поэтому пока никак не помогает. Раньше я был там постоянным председателем счетной комиссии. АНД состоит по большей части из муниципальных депутатов. Мне эта тема очень близка еще со времен 2017 года, когда мне стало интересным сделать проект выдвижения команд муниципальных депутатов в нескольких районах своего Восточного округа. Основная цель была подобрать активных людей, неважно с какими идеологическими воззрениями, главное, чтобы они были независимыми от исполнительной власти. Оптимально, когда несколько конкурирующих партий и лидеров бьются друг с другом, контролируют каждый шаг друг друга и докладывают нам избирателям о грехах и ошибках друг друга через свои многополярные СМИ.

Корреспондент: В декабре прошлого года Вы организовали круглый стол по вопросам МСУ. Как Вы считаете, в какой форме МСУ необходимо реформировать? Какие полномочия МСУ необходимо однозначно расширять?

Тимонов: Я считаю, что власти в целом было бы хорошо отдать часть вопросов районам. Если мы говорим о единой системе публичной власти, то в рамках построения этой системы, например, вопросы благоустройства районов, детских площадок, озеленения, участия в капремонте и некоторые другие должны быть переданы районам. Как раз эти вопросы вызывают социальное напряжение, и лучше, если решать их будут ровно те люди, которые потом наиболее заинтересованы в их результатах.

Корреспондент:    Вы считаете проведение круглых столов в МГД эффективным инструментом?

Тимонов: К сожалению, после того, как наступил коронакризис, было принято постановление о прекращении круглых столов в Думе. Я считаю, круглые столы эффективным инструментом. В свое время ходил на подобные мероприятия в ЦИК РФ, в Госдуму, когда приглашали. Люди знакомятся друг с другом, в личном общении лучше понимают позиции друг друга. На самом деле, это огромный потенциал для исполнительной власти, который она не использует.

Корреспондент:    В качестве руководителя фракции Вы организовывали круглый стол о проблеме свободы собраний в Москве. Будете подготавливать законопроекты по этой теме?

Тимонов: Мы неоднократно обращались и в Прокуратуру, в Мэрию, к главе МВД. Также, я рассчитываю войти в общественно-экспертный совет при уполномоченным по правам человека в Москве госпожи Потяевой. Конституционные права должны соблюдаться, и я продолжу делать все, от меня зависящее для этого.

Корреспонденты:           Вы считаете, что платные парковки в спальных районах Москвы должны создаваться только на усмотрение жителей, также выступаете за снижение суммы штрафов, но ваши инициативы не были приняты в Мосгордуме. Вы будете продолжать работу в этом направлении?

Тимонов: Продолжу и для начала планирую внести в Мэрию те 1600 подписей людей, которые мы собрали за отмену расширения зоны платных парковок на Соколиной Горе. Это целая коробка. Мнение жителей для меня является ключевым по всем рассматриваемым вопросам.

Корреспондент: Вы выступали против уплотнения застройки в Москве. Также внесли на рассмотрение проект закона о запрете строительства жилье выше 14 этажей по программе реновации.  Как Вы считаете, точечная застройка вредит городу?

Тимонов: Точечная застройка, несомненно, вредит городу. Более того, главная проблема Москвы – ее преступное переуплотнение и расширение. Никакой город не сможет жить нормально, если его постоянно уплотнять и расширять уже практически без какого-либо плана. Это недопустимо. Генплан Москвы должен быть однажды разработан и дальше исполняться на протяжении 10-15 лет, а не меняться каждый год.

Программа реновации, на мой взгляд, не направлена на улучшение жизни москвичей. Лужковская программа расселения ветхого и аварийного жилья была в этом смысле гораздо лучше! В собянинской программе реновации предполагается получение не меньшей площади,  но по факту иногда предлагается жилье меньше и хуже, чем было. Например, такие случаи были в Хорошёво-Мневниках. При этом, что ужасно,  некоторые районы уплотняются раза в два. На мой взгляд, это абсолютно недопустимо. Снижается качество жизни, уменьшается площадь зеленых насаждений, снижается уровень социального обеспечения. Почему-то поликлиники с такой скоростью не строят, больницы так и вовсе закрывают в рамках программы «оптимизации», которая мне кажется, преступной. Особенно, это вылезло в период эпидемии, когда запоздало пришло осознание ошибочности закрытия больниц. Москва – столица крупнейшего по площади государства в мире. Я не понимаю, зачем ее надо так уплотнять до уровня расположенного на острове Гонконга.

Корреспондент:    Что на Ваш взгляд необходимо учесть Департаменту финансов Москвы при планировании бюджета на следующий год?

Тимонов: Во-первых, бюджет должен быть прозрачным. Мы не можем конкретно посмотреть, сколько в этом году пойдет на благоустройство. Перекладка плитки может быть «зашита» в самых неожиданных местах, например, в разделе здравоохранения.

Или ситуация, когда пилили и расчищали федеральный национальный парк «Лосиный остров» за счет здравоохранительной статьи московского бюджета, при этом силами районного ГБУ «Жилищник» ВАО, который вообще не имеет к этому никакого отношения. Пока такое есть, всерьез говорить о прозрачном и социально ориентированном бюджете – сложно. Вообще, мне кажется, что если бы мы предложили москвичам эксперимент по перекладке асфальта и бордюра не ежесезонно, а хотя бы не чаще, чем раз раз в год, а освободившиеся деньги направить на восстановление закрытых в ходе «оптимизации» больниц, то они бы с радостью его поддержали.

Корреспондент: Будете ли Вы вносить поправки в бюджет?

Тимонов: Его бы дождаться сначала. По прежнему законодательству, мы должны были его обсуждать от 45 до 60 дней, закончить обсуждение к 1 декабря. Однако, наше парламентское большинство на одном из заседаний, во время первой волны  эпидемии, проголосовало за то, чтобы Мэрия могла вносить проект бюджета в любое время, а срок рассмотрения Мосгордумой остался ограничен датой 1 декабря. Я допускаю, что 30 ноября могут созвать на внеочередное аварийное заседание по принятию бюджета.

Корреспондент: Вы снимаете ролики «Тимонов Выходного Дня». Какой посыл несут эти ролики?

Тимонов: Никакого особого посыла. Мы просто информируем людей о проведенной работе.

Корреспондент: Вы вместе с коллегами из фракции направили обращение Прокурору Москвы Д.Г. Попову о неправомерности принуждения сбора персональных данных. Какой итог данного обращения?

Тимонов: Обращение, редактором которого я являлся, подписали по моему предложению 7 коллег из фракции КПРФ. Прокуратура начала проверку, а ситуация получила резонанс в СМИ. Мы, действительно, усматриваем в принуждении работодателей к сбору и передаче персональных данных нарушение федерального законодательства. Надеюсь, прокуратура тоже усмотрит и отправит представление в Мэрию о недопустимости подобных действий. Более того, все базы, которые собирались, очень быстро всплывают на черных рынках. Мне не нравится, что моя личная жизнь, личная жизнь моих избирателей окажется на рынке.

Корреспондент: Какого депутата МГД Вы считаете наиболее эффективным?

Тимонов: Затрудняюсь ответить. Москвичам виднее!

Корреспондент: Собираетесь ли Вы выдвигаться в Государственную Думу?

Тимонов: Рано об этом говорить. Сейчас время такое: никто не знает, что произойдет завтра. Загадывать так надолго вперед, нет смысла. Во-первых, я пока не очень понимаю, зачем мне выдвигаться в Государственную Думу. Во-вторых, я понимаю, что здесь, в Мосгордуме, я состоялся, занимаю понятную позицию, понимаю, зачем я здесь и что делаю. Несомненно, тут я полезен своим избирателям.

Корреспондент:    Что в работе депутата Вас вдохновляет?

Тимонов: Поддержка избирателей. Это действительно очень сильная вещь. Когда тебя поддерживают в соцсетях, или останавливают на улице и говорят: «А я Вас знаю. Вы – наш депутат. Мне так нравится, что Вы делаете. Дайте, я пожму Вам руку» – это очень вдохновляет.

Корреспондент: Удачи Вам в Вашей работе на благо жителей Москвы!

Фото предоставил Михаил Тимонов

Добавить комментарий