Интервью с депутатом Мосгордумы Александром Соловьёвым - ПРОЖЕКТОР МОСКВЫ

*Администрация сайта не несет ответственности за публикации авторов

Интервью с депутатом Мосгордумы Александром Соловьёвым

16 Окт от Спецкор "Прожектора Москвы" Анастасия Прохорова

Интервью с депутатом Мосгордумы Александром Соловьёвым

Команда «Прожектора Москвы» взяла интервью у депутата Мосгордумы от фракции “Справедливая Россия” Соловьева Александра Сергеевича. Обсудили важную тему экологии и помощи приютам , узнали о результатах экологической деятельности и о готовящихся инициативах.

Корреспондент: Александр Сергеевич, добрый день! Расскажите, почему Вы решили пойти в политику и как давно занимаетесь политической деятельностью?

Соловьев: В политику я решил пойти два года назад. Как и многие граждане, я считал, что выборы – срежиссированный процесс. Многие наверняка сталкивались с мнением, что бесполезно ходить на выборы, все решено за нас. Вот мне и захотелось проверить эту систему, так ли это на самом деле. Как выяснилось, большинство ошибается, потому что мне удалось пройти в Московскую Городскую Думу.

Корреспондент: Удивились ли вы своему избранию в МГД, когда узнали итоги выборов?

Соловьев: Да, безусловно. Я был несколько удивлен, но это было приятное удивление.

Корреспондент: Какие основные направления работы в МГД Вы считаете наиболее важными?

Соловьев: Безусловно, это законотворческая деятельность, но тут разные подходы: кто-то работает на массу, кто-то на качество, прорабатывает законопроекты. Я не могу сказать, какой подход наиболее правильный или неправильный. Тем не менее, достаточно сложно подготовить грамотную поправку, особенно, если поправок огромное количество. К тому же, если разнится видение вносимых поправок. Сейчас мы подаем поправки в №498-ФЗ «Об ответственном обращении с животными». Я подготовил сам пакет поправок, после этого обратился к юристу, для того, чтобы поправить юридическую технику. Мой пакет состоял из трех страниц, после того, как их посмотрел юрист, их стало пятнадцать. Затем мы ушли в долгие дебри обсуждений. На самом деле, соблюсти все юридические техники не так просто, не говоря уже о сутевой части  вопроса. Любые поправки требуют проработки, тем более, если это поправки в федеральный закон. Здесь необходимо отработать их еще и с регионами, чтобы не получить логичное замечание, что мы в Москве под себя правим все законодательство России, не понимая, что в регионах. Чтобы этого избежать, проводится достаточно большая работа по сбору мнений со всех регионов.

Корреспондент: Почему вы выбрали тему экологии в МГД?

Соловьев: Экология – масштабная тема. Экология присутствует практически во всех направлениях – ЖКХ, транспорт и т.д. Я заканчивал технический университет МАДИ и работал по техническому направлению: проектирование, строительство, взаимодействовал с экспертизой, умею читать проектную документацию. Как мы видим, большинство вопросов по экологии в Москве, технические. Поэтому это та сфера, в которой мне легко разобраться.

Корреспондент: Согласно Вашему техническому образованию, Вы разбираетесь в вопросах проектирования и строительства. МКАД, Кутузовский проспект, Калужское шоссе считаются тремя трассами смерти. У Ваших коллег есть определенные предложения по поводу того, как снизить аварийность трасс. Что Вы думаете по этому поводу?

Соловьев: Я считаю, что надо повышать культуру вождения. Все ситуации, которые происходят, не имеют предпосылок, связанных с состоянием дорожного покрытия, дорожной инфраструктуры.

Корреспондент: Вы являетесь председателем комиссии по экологической политике. Подскажите, какие инициативы или законопроекты были внесены с момента Вашего избрания? Какие находятся в разработке?

Соловьев: Когда избирали председателя комиссии по экологической политике, конкуренции у меня не было, так как никто не предложил свою кандидатуру. Моя кандидатура была единственной, и ее поддержали. С того момента нам удалось добиться утверждения корректировки в №33 закон «Об эпизоотическом благополучии города Москвы». По сути, это приведение в соответствие московского законодательства с федеральным. Также я говорил, что уже подал поправки в №498-ФЗ «Об ответственном обращении с животными». Этими поправками мы хотим запретить операции онихэктомии и тендонэктомия – удаление третьей фаланги у кошек. Эти операции запрещены в государственных ветеринарных клиниках, но свободно проводятся в частных клиниках, что я считаю неправильным. В плане работы Думы, рассмотрение данного законопроекта стоит, и мы надеемся, что в осеннюю сессию он будет рассмотрен. Так же, в работе стоит корректировка №48 закона «Об особо охраняемых природных территориях», в работе №17 закон «О защите зеленых насаждений», и №68 закон «Об отходах производства и потребления».

Корреспондент: Вы проводите круглые столы в МГД, посвященные рассмотрению темам экологии, предусмотренных госпрограммами города Москвы. Вы считаете круглые столы эффективной мерой для решения проблем?

Соловьев: Это удобный способ сбора мнений, сбора разных людей на одной площадке, например, инициативной группы и академического сообщества, то есть профессионалов в конкретном вопросе. Отметить какие-то конфликтные точки, нивелировать их и выработать вектор работы над законопроектом.

Корреспондент: Какие округа Москвы имеют наибольшие экологические проблемы? Какие это проблемы и что с этим делать?

Соловьев: Я бы не стал выделять какой-то конкретный округ. Периодически случаются какие-то проблемы в каждом районе. В целом, не все так плохо.

Корреспондент: На Ваш взгляд, правительство Москвы прилагает достаточно усилий для озеленения города?

Соловьев: Нет, безусловно, недостаточно. Понятно, что ведется достаточно большая работа, но, тем не менее, мы с коллегой по фракции «Справедливая Россия» Магометом Исаевичем Яндиевым посчитали, сколько требуется деревьев Москве для минимально комфортного функционирования. На цифрах (28 млн. деревьев – прим. ред.) стало понятно, что прикладываемых усилий недостаточно. Вносим посильный вклад, путем экоакции «А мы сажаем деревья!», в которой я несомненно поддерживаю Магомета Исаевича.

Корреспондент: Вы посещаете приюты с животными. Вы можете назвать себя зоозащитником? В какой помощи нуждаются приюты?

Соловьев: Скажем так, я зоозащитник на юридическом уровне. Я не тот активист, кто посещает приюты, ругается там, проводит пикеты. Приюты нуждаются в финансовой поддержке, в развитии, потому что те муниципальные приюты, которые есть, зачастую имеют очень слабую инфраструктуру. Например, недавно я посетил приют в Дубовой Роще в Раменском районе, где ведется строительство новых вольеров. Однако, до этого к нему были некоторые замечания, выезжали сотрудники прокуратуры, возбудили административные дела по выявленным замечаниям. Было электроснабжение по временной схеме, отсутствовало постоянное водоснабжение. Муниципальный приют должен быть полностью укомплектован, должен быть стационарным. У директоров приютов есть некоторые пожелания по поводу финансирования, так как иногда происходят коллизии с закупкой кормов, которые осуществляются по №44 ФЗ («О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» – прим. ред.), проблемы с ветеринарами узкой направленной специальности. Многие директора хотели бы, чтобы была ветеринарная станция, где работали бы ветеринары узкой специализации на все муниципальные приюты. Понятно, что ветеринары широкой специализации дежурят непосредственно в приютах и проводят все типовые операции, но зачастую нужна более квалифицированная медицинская помощь, которая требует узких знаний. С комитетом ветеринарии как раз сейчас обсуждаем этот вопрос. Думаем, как можно такую станцию организовать, будет ли она востребована на все приюты, собираем статистику.

Корреспондент: Вы говорили, что самым эффективным средством борьбы с нелегальными свалками будет внесение изменений в правовые акты. Какие изменения необходимы? Какие успехи в данном направлении достигнуты?

Соловьев: Флагманом в этом вопросе у нас выступает Козлов Александр Михайлович из фракции «Единая Россия». Готовим поправки в КоАП, которые будут ужесточать наказания за нелегальные свалки. Также готовим поправки в федеральное законодательство, для того, чтобы можно было изымать специальные транспортные средства за факт создания несанкционированных свалок. Кроме того, с 1 октября 2020 года вступили в силу новые регламенты обращения с отходами. Все городские стройки будут оборудованы автоматическим пунктом контроля загрузки отходов. Машины будут оборудованы системами слежения. Пока на госзаказах, но мы понимаем, что большая доля на частном строительстве и этим тоже нужно заниматься.  Без корректировок законодательства этого добиться не получится. Хоть, в основном работает Козлов по этой тематике, но, тем не менее, я тоже включаюсь. В частности на круглом столе, посвященному этой тематике, я предлагал подключить программу «Помощник Москвы». Многие муниципалитеты выразили свое желание включится в эту тему и хотели бы иметь какое-то влияние на эту проблему. На круглом столе это рассматривалось в качестве расширения полномочий, но это корректировка законодательства, в частности федерального. Это трудоёмкий процесс, поэтому я предложил идею муниципалитетам уже сейчас включиться в работу за счет организации такой работы через приложение «Помощник Москвы» и интеграцию в систему ЦОДД. То есть через приложение на смартфоне сфотографировать и зафиксировать правонарушение.

Корреспондент: Как Вы считаете, когда в Москве будет введен полноценный раздельный сбор мусора и сортировка отходов? Что для этого необходимо? Нужно ли вводить штрафы за неправильный сбор мусора?

Соловьев: Раздельный сбор отходов в Москве уже так или иначе введен. Есть проблемы, которые устраняются достаточно оперативно. Я посещаю предприятия переработчиков, сортировки отходов. Основная проблема, которую все озвучивают, это состав отходов, которые к ним приходят. Они недостаточно отсортированы. Необходимо сделать ставку на этот вопрос. Говоря о сортировке отходов, не хотелось бы вводить какие-то штрафные санкции. Мы работаем с департаментом ЖКХ на счет мер поощрения населения за предварительную сортировку отходов. Например, предлагалась идея бесплатных маркированных пакетов со штрих-кодами, привязанными к конкретной квартире. Если отходы отсортированы, то человек получает бонусы в виде скидок по ЖКХ, рассматривались варианты льготного проезда, скидок на проездные билеты на общественном транспорте. Для воплощения этой идеи, ведем переговоры с Росстандартом, ведь эту систему надо будет официально зарегистрировать. Хотя бы для того, чтобы запустить пилотный проект в каком-то районе, и посмотреть на сколько эффективно она будет работать.

Корреспондент: Прошел год с момента Вашего избрания в Мосгордуму. Каких результатов удалось достичь в вопросах экологии?

Соловьев: Многие темы, связанные с проблемами в Московском регионе, удалось решить. Например, есть жилой комплекс «Митино О2» в Красногорске. Строивший его подрядчик разорился. Достраивать взялся «Дом.РФ». Ко мне обратились жители, поскольку очистные сооружения не работали, либо же работали по временной схеме. Все отходы сливаются в реку Банька, которая впадает в Москву-реку. Стоит отдать должное прокуратуре, которая среагировала достаточно быстро на мое обращение. Сейчас эти очистные сооружения работают исправно. Еще одним примером будет Куркино. Жители обратились также с проблемой очистных сооружений и сливом отходов от новостроек в реку Сходня. Проблему устранили. Также во время работы, мы обратили внимание, что стройка ведется прям на берегу реки, из-за чего образовался навал рыхлого грунта высотой 3-3,5 метра. То есть в случае дождей, это все оползет и перекроет русло реки Сходня. Мы обратились в федеральные и силовые структуры, нашли собственника этого земельного участка, обязали его устранить навал грунта, в итоге проблема была оперативно решена. Проблемы Подмосковья влияют и на экологию Москвы в частности. Реки объединены каналами и впадают в Москву-реку, именно поэтому я занимаюсь этими проблемами тоже.

Корреспондент: Также Вы являетесь членом в четырех комиссиях Мосгордумы. В каких из них работа представляется наиболее трудной и почему?

Соловьев: Комиссия по организации работы Думы, поскольку она собирается наиболее регулярно. Там рассматриваются все вопросы по законодательству, которые выносятся в Московской Городской Думе, а также все решения относительно работы самой Думы.

Корреспондент: Как Вы считаете, у местного самоуправления достаточно полномочий? Нуждается ли оно в реформировании?

Соловьев: Безусловно, нет. Даже не назову ни одного депутата, который бы не занимался этим вопросом. Мы понимаем, что корректировки законодательства требуется. Местному самоуправлению, действительно, нужно давать больше полномочий. Однако, это комплексный вопрос. Так же, как мой коллега Магомет Исаевич, я считаю, что в современном обществе несколько другой подход к муниципальным депутатам. Если раньше зачастую орган был формальный и непонятно кто туда избирался, то сейчас муниципальные депутаты непосредственно работают с проблемами в районе, выезжают на точки. В этом плане даже хорошо, что какие-то районы имеют оппозиционных депутатов в составе. Качество работы из-за конкуренции повышается.

Корреспондент: С какими муниципалитетами Вы сотрудничаете по вопросам экологии?

Соловьев: Безусловно, это мой Северо-Западный округ: Щукино, Покровское-Стрешнево, Митино. Также мы много работаем с Косино-Ухтомским, муниципалитетами Восточного округа, работаем с Ростокино. У поселения Сосенское в Новой Москве предложение по внесению изменений в Лесной Кодекс на уровне Совета Федерации, с которыми мы тоже сейчас работаем.

Корреспондент: Как Вы относитесь к программе «Реновация»? Как Вы считаете, точечная застройка вредит городу?

Соловьев: Идея программы «Реновации» очень хорошая, но много моментов, которые мне не нравятся. Например, это этажность, которая больше, чем ранее заявлял мэр. Также, есть проблема очередников, которых 40 000 человек. Из статистики следует, что только 1000 человек в год получают квартиры. Это ничтожно мало.

Корреспондент: Что на Ваш взгляд необходимо учесть Департаменту финансов Москвы при планировании бюджета на следующий год?

Соловьев: Стоит учесть, что бюджет не должен быть профицитным, он должен быть дефицитным. И дефицит должен быть достаточно большой, путем размещения облигаций на рынке. В этом плане я, конечно, поддерживаю Магомета Исаевича, с которым мы вместе разработали проект «Альтернативного бюджета».

Корреспондент: Есть ли какие-то общественные проекты или программы, которые Вы поддерживаете вне МГД?

Соловьев: Да, есть. Например, программа «Доброворот» Натальи Розиной по сбору текстильной продукции во вторичную переработку. Масштабная программа, которая работает и с ВУЗами, и с предприятиями. Контейнеры размещены по всей территории города Москвы для сбора вещей. Часть вещей, которая хорошая, уходит в регионы в виде благотворительности. Вещи в плохом состоянии идут во вторичную переработку.  «Добрые крышечки» – эколого-благотворительный волонтерский проект, который я тоже поддерживаю. В Химках у них экоцентр, где они организовали сортировку отходов. К сожалению, из-за возникшей пандемии, поддержка общественных инициатив остановилась, но деньги, которые я предложил заложить в план бюджета, были внесены.

Корреспондент: Какого депутата МГД Вы считаете наиболее эффективным?

Соловьев: Есть масса критериев оценки депутата, я не могу сказать, что какой-то из них самый правильный. В итоге должны решать жители, какой депутат работал лучше. Я могу назвать тех, кому я симпатизирую: Локтеву, Семенникову, Круглову, Головченко. Обычно я работаю с теми, кому я симпатизирую. Не могу выделить фракцию, в которой такого человека бы не было. Вероятно, тех, кого я не назвал, я с ними еще просто не успел поработать. С Дарьей Бесединой планировали поработать по теме электронного транспорта, но пандемия пока свернула наши планы.

Корреспондент: Как Вы относитесь к принимаемым мерам по борьбе с короновирусом?

Соловьев: Прежде всего, тут надо ставить себя на место мэра и исполнительной власти. Я считаю достаточно эффективными меры, которые принимаются. Есть некоторые странности, которые я не понимаю, не конкретно московские, а в общем. Например, зачем было открывать границы, потому что после их открытия во всем мире начался всплеск. Также не понимаю переоборудование «Экспоцентра» в госпиталь и обратно. Поторопились в этом вопросе, стоило подержать его подольше.

Корреспондент: Что в работе депутата Вас вдохновляет?

Соловьев: Вдохновляет возможность взаимодействовать со многими структурами, со многими людьми, транслировать свои предложения и предложения общества. Помимо работы с бумагой, депутат может решить возникшую проблему.

Корреспондент: Какие Ваши дальнейшие планы в политической деятельности?

Соловьев: Пока мне хочется сделать максимально много хорошего из того, что я могу сделать. Некоторые темы очень захватывают. Например, тема диких животных. Под Москвой есть реабилитационный центр в Яхроме. Изъятые дикие животные помещаются туда. Это частный центр, но с государственной поддержкой. Они выигрывают контракты, которые покрывают содержание, питание, ветеринарию животных. Тем не менее, там есть ряд проблем: площади не бесконечные, а изъятие непредсказуемое. Например, на таможне изъяли 600 попугаев, как хочешь их, так и размести. Развитие инфраструктуры там необходимо. Так же я принимал участие в круглом столе по диким животным, организованный ОНФ. Я узнал, что в России вообще не готовят ветеринаров по работе с дикими животными. Это тоже проблема, которую надо решать. Мы собрали с РУДН комитет ветеринарии, рабочую группу, и договорились пилотно стартовать доп обучение по подготовке ветеринаров по диким животным. Есть такие интересные проекты, которые я не афиширую. Хочется просто помочь и решить вопросы. Дальнейшие планы я пока не ставил. Меня больше беспокоит, что я могу сделать здесь и сейчас.

Корреспондент: Удачи Вам в Вашей работе на благо жителей Москвы!

Фото предоставил Александр Соловьёв.

Добавить комментарий